Человек, который не сдаётся

"Мусорный бизнесмен" из Калининграда устоял во время всех кризисов и продолжает развивать в городе раздельный сбор. В одиночку.

Единственный, кто выстоял

В 2017 году Олега Паукова назвали одним из лучших социальных предпринимателей России: сменив несколько профессий, он создал в Калининграде проект "Зелёное дело" и запустил систему раздельного сбора и сортировки отходов среди жителей города. Ещё год назад в сфере сбора картона у него было 30–40 конкурентов, но, когда рынок просел, он стал единственным, кто выстоял. 

После экспедиции на Куршскую косу команда проекта "Ноль отходов" приехала к Олегу, чтобы сдать вторсырье, собранное на берегу Балтийского моря. 
 

Вторсырья — выше головы

Олег живёт в садовом домике, работает шесть дней в неделю, ежедневно сам разгружает 3–4 тонны вторсырья, но увлечён и настроен оптимистично — таков портрет успешного "мусорного бизнесмена".

Склад "Зелёного дела" находится в серой промзоне, и выделяет его только высокий забор. "Раньше была сетка-рабица, и нам каждый день кидали по 3–4 мешка с мусором, пришлось отгородиться", — говорит Олег. 

За забором вижу пугающую картину: вторсырья навалено выше головы, прохожу по узкой дорожке между горами макулатуры, пластика, ящиками, жестяными банками и встречаю Олега у грузовой газели. "Раньше таких гор не было. Некому продать, но рано или поздно будет", — оптимистично говорит он.


"Вот, например, я раньше принимал сломанную бытовую технику, партнёры всё вывозили, разбирали, металл оставляли себе, а мне возвращали чистый пластик: ни болтика, ни железки — очень удобно. Потом сдавать стало некуда, теперь у меня тут похоронено 30 биг-бегов. Или вот макулатура: сейчас завод принимает только белую писчую бумагу, газеты и картон, а всё остальное здесь лежит. То, что мне сдают, складываю, не выбрасываю. Уйдёт, я верю". 
 

"Найди лучше нормальную работу"

 

Про раздельный сбор Олег узнал четыре года назад из сюжета по телевизору. И сразу загорелся. Сначала дал задание маме сортировать.

— Так, говорю, месяц эти позиции не выбрасывай и смотри, сколько у тебя накопится, — рассказывает Олег. 

— И как она отнеслась?

— Ну, да как все. Ни у кого энтузиазма не было. Тогда у меня девушка была. Она самая последняя сдалась, сказала: "Нет, всё". Короче, девушки [у меня] нет теперь. "Ерунду ты какую-то придумал, найди лучше работу нормальную. Потому что это какая-то фигня". 

Но маму я подговорил, она посчитала, потом друзей о том же попросил и прикинул, что за месяц можно накопить 5 килограмм. До этого я год работал таксистом, поэтому почитал, сколько буду ездить и тратить на бензин, и решил: можно попробовать. 

Мне говорили: "Вас, экозависимых, которые мусор разделяют, от силы 10 человек", — но по факту получается, что услугами "Зелёного дела" воспользовался каждый пятый житель города. 


Любовь к порядку… и к мусору

Сейчас Олег работает один: шесть дней в неделю в семь утра выезжает по заявкам. Их жители города оставляют через соцсети и сайт. Сдать можно от пяти килограмм: макулатуру, ПЭТ-бутылки, прозрачный полиэтилен, алюминиевые и жестяные банки. Оплата символическая — рубль за килограмм, но можно не брать деньги, а передать их на развитие "Зелёного дела" или в благотворительную организацию. 

Ежедневно Олег объезжает от 20 до 40 точек. В течение дня 3–4 раза он в одиночку наполняет и разгружает кузов машины, вечером возвращается на склад и до половины восьмого отсортировывает собранное. Однажды среди макулатуры оказалась католическая библия, напечатанная в 70-х годах XIX века, её Олег сохранил. 

"Средний вес заявки — 12 килограмм. Обычно я принимаю от пяти, но у бабушек, которым сложно такой объём накопить, могу и меньше забрать", — говорит Олег и показывает записную книжку, где мелким аккуратным почерком заполнены адреса, вес и суммы, а также стоят пометки, какому фонду нужно передать деньги. И в кипах вторсырья, и в убористых записях чувствуется любовь к порядку… и к мусору. 
 

Подсократился и выжил

"Первый год я работал один, — говорит Олег. — Был, как в тылу врага: на территории промзоны, где мы сейчас, работали четыре крупных заготовителя вторсырья и сборщики картона. 

Чтобы заключать регулярные договоры на вывоз [и получить своеобразную монополию на вывоз у конкретного предприятия — примеч. Greenpeace], я нашёл бухгалтера. Полгода мы работали вместе. Потом рискнул, взял две машины, двух водителей и двух сортировщиков. Подумал: если они будут делать половину того, что делаю я — окупится. Отложенных денег хватило бы им на зарплату только на один месяц, но всё сложилось, и два года мы работали ввосьмером". 

Потом рынок просел. Новый Таможенный кодекс Евразийского экономического союза обязал калининградских предпринимателей платить пошлины на вывоз мусора за пределы области. Те, кто получал миллион в месяц, не согласились получать 200 тысяч, поэтому переквалифицировались на другую деятельность. 

"Конкурентов даже по картону не осталось — цена упала. Именно на картоне я зарабатывал на зарплаты, развитие, чтобы продвигать раздельный сбор. Вторая машина занималась только картоном и ездила по организациям. Цена на картон упала больше, чем в два раза, но мы собирали несколько видов: то не берут, это продал — и выжил. Я не знаю бизнес-законов, я этому не учился. Подсократился немного, но выжил. Кредитов нет и не было. Но с мая я снова один работаю. 

Я не радуюсь тому, что закрылись остальные, но рад, что устоял. Руки не опускаются, мне интересно. Сейчас период стагнации, но у меня всё равно рост: 3-4%, но рост. Офигеть!" — удивляется Олег. 

Дальше Олег планирует искать инвесторов или фонды и развивать переработку того, что сложно сдать. "Постоянный головняк с глянцевыми журналами: то берём, то не берём. — говорит Олег. — Там химии и краски больше [чем в газетах], а целлюлозы немного. Думаю из них делать бумажные полотенца для автосервисов, горшки для рассады или даже буны — конструкции для укрепления дюн на Куршской косе".  

Калининградцы доверяют "Зелёному делу", поэтому он остаётся на плаву. Временно похороненные горы вторсырья, — это отходы, которые горожане ответственно отсортировали и сдали на переработку. Некоторые виды Олег теперь не принимает, но и не выбрасывает. Он уверен, что когда-нибудь сдаст всё накопленное: за четыре года рынок вторсырья сильно изменился и будет меняться ещё.

Спасибо, что дочитали до конца! Мы любим рассказывать истории людей, которые меняют мир к лучшему. Они вдохновляют других создавать новые проекты, и у нас есть такие примеры. Поддержите нашу работу, чтобы мы и дальше могли рассказывать о том, как каждый человек может помочь решать глобальные проблемы.

Автор Ирина Козловских - 30 сентября 2019
ОМННО "Совет Гринпис"
Показывает пути решения экологических проблем, которые обеспечат устойчивое развитие и социальную справедливость на планете.

Истории

Другие истории организации

Все истории
Истории
Контейнеры на краю света

Как на острове Ольхон появился раздельный сбор отходов.

Истории
Экс-жемчужина России: как озеро Байкал задыхается от пластика

Что нашли на берегах озера участники экспедиции Greenpeace.

Истории
Многоразовый я, твой стакан

История Светланы Ачуевой, которая запустила первую в Россию систему капшеринга.